Blut und Boden für meine kleinen Freunde*

 



*заголовок является отсылкой к фразе литературного персонажа из юмористического рассказа писателя К. (в оригинале: Blut auf dem Boden, meine kleinen Freunde) и  решительно ничем иным.





Во фразе «притча во языцех», «во языцех» означает «среди народов». Так называют историю о себе и мире, которую непрерывно рассказывают себе народы, они же гоим, они же язычники. История слов опасна: снимаешь верхний культурный слой, а там кровь. Снимаешь следующий — а там орудие убийства. Роешь дальше и находишь жертву (образные выражения безо всякой фактологической нагрузки).
 
В мире, созданном христианами, язычник означает человека, не прошедшего определённую ритуальную обработку, в основе которой лежит психотехника. Он не подключён к Собранию (именно это означает греческое «экклезиа» и латинское «конгрегацио», которое крещёные народы, они же гои и т.п. превратили в церкви, кирхи, эглизы и чёрчи). Значение не обсуждается в рамках данного текста и приведено в справочных целях.
 
Интуитивно понятно, что народы называют языками потому, что составляющие их люди говорят на одном языке. Это мнение ошибочно, хотя такое может иметь место, и рано или поздно неизбежно имеет. Но они не потому язычники, что говорят на языке, дело в другом, и дело это страшное.
 
Язычники или народы это люди, давшие друг другу Слово. Клятву выживать вместе на своей земле, данную в сознании собственной обречённости. Питать друг друга, уходить в свою землю и питать следующих своих, рождаться у детей своих детей. Когда еды не хватало, старшие уходили с младшими в специальное место, и велели убивать себя. Когда их убивали, они смеялись младшим в лицо, им не было страшно. А вот нам страшно даже читать такое, даже – и особенно — атеистам, потому что и они люди Книг.
 
Теперь «вавилонское смешение языков» значит нечто другое, верно? Превращение людей Клятвы в людей Книг. «Бог Пан умер» — именно об этом, как и «ни эллина, ни иудея». С тех пор нормальные люди регулярно, ценой большой крови затаптывают очередное «царство свободы и справедливости», а просто по-русски – беспредела и произвола.
 
Все здоровые люди рождены в этой клятве и соблюдают её, это называется «языческими пережитками». В человеческой психике есть своего рода орган, сохраняющий базовую информацию, по которой после каждой потери сознания, включая сон, вновь запускается личность. Там очень немного информации, в том числе имя, и она защищена от записи. Психотехника позволяет эту защиту обойти.
 
Отрицает Слово тот, кому несуществующие вещи — абстракции, идеи — становятся важнее единственно важного — людей, своих людей. Такой человек невменяем, он не отвечает за себя. Он видит то, чего нет и не видит того, что есть. Революционеры, джихадисты и прочие крестоносцы не имеют Родины и Отечества (земли, которой стали их предки, и людей, которым они обязаны жизнью), потому что свои для них только они сами – рабы Священной Истины, воссиявшей внутри. Всякий раз, когда заговаривают о свободе, речь идёт о свободе от ответственности за свои действия. Именно о свободе от Слова, от ответственности, в которую рождается каждый человек. О праве на беспредел и произвол.

Легко подумать, что Слово выражает исключительно интересы группы или альтруизм ее членов, но это не так: нарушение Слова неизбежно, отрицание недопустимо. Оно всегда компромисс, разрешение противоречия, основанное на признании следующих фактов:

Смерть неизбежна, страдание — зло, но и оно неизбежно.
Иерархия есть мир, равенство есть война.
Я с сыном против брата, мы с братом против кузенов, братья и кузены против соседей, мы и соседи против наших, наши против чужих и наши с чужими против нелюдей.
В договоре выживут не все, в беспределе не выживет никто.

Сам договор неизменен, но его положения меняются согласно требованиям ландшафта: чем легче выживать, тем меньшее количество страданий считается допустимым. Если можно обойтись без них, то нужно обойтись, их отмена необратима без пересборки договора (что всегда приводит к большой крови).
 
Действуя таким образом, люди последовательно избавились от каннибализма, рабовладения и голодомора, ограничили прямое физическое насилие в пользу материальных и вербальных средств принуждения. Абсолютно все элементы социальной защиты, которые приписывают к своим достижениям религии и идеологии, существовали задолго до последних, и были введены в административном порядке безо всякого надчеловеческого или сверхъестественного обоснования.

С точки зрения язычника, каждый человек — смертник, держащий оборону против неминуемого распада. Я умру, но мы будем жить. Остаётся пройти свой путь правильно, красиво, насладившись им от начала и до конца, а затем умереть, издеваясь над огромным, бесконечно могущественным миром-разрушителем, который смог убить, но не победить жалкий комочек земли и крови.

«Шлюха Вавилонская» это ведь просто жизнь, которой ни натешиться, не надышаться, а всё  одно отберут. Ей можно и нужно наслаждаться, но уж никак не ронять себя ниже достоинства, судорожно хватаясь за неё. Как и растрачивать попусту: человек Слова не хочет и не может себе позволить стать героем, потому что у него всегда есть подопечные. Но когда ему приходится потратить себя на них, он делает это осознанно: сдохну так сдохну, чай пожил своё. Человек Книг сделает это в белом калении Священной Истины в своей голове. Два разных решения вопроса, два разных подхода. Оба сохранились, следовательно необходимы; дело в Мере, а она сильно нарушена.
Вначале было Слово, и слово это было «брат», и никакое другое.
Твой братец-гномек, бодро пиздующий вяло бредущий в могилу.
 

12 комментариев

avatar
Вернули старого 1108!)))

Статья интересна.
Есть пара вопросов, к определениям/переходам, которые не понял.
Но общее впечатление — хорошо!

Почему делаешь различие между Клятвой и Книгой?
Смотри, усттное Слово может быть интерпретировано, может быть переврано, ему требуется «верификация», свидетели.
Книга может содержать текст Клятвы.
Книга требует свидетелей в меньшей степени.
Книга дает единообразие.
Книжный текст суше и через нее сложнее манипулировать эмоциями, ее влияния на рацио выше
Книга создает единообразие когнитивных стереотипов.
Книга повышает требования к когнитивным качествам обьекта, тогда как Слову развитие «рацио» обьектов разве что не противопаказано.

Контртезис 1.
Содержание не зависит от формы (слово или книга)
Книга заместила Слово в процессе эволюции (книга обладает преимуществом — для знакомства с содержанием не требуется физического наличия автора в этот момент, тогда как слово — безусловно требует автора или пересказчика).
Книга развивает когнитивное, тогда как Слово всегда сопровождается невербальным, что может влиять на содержание негативно.

Чуть позже продолжим
 
  • T55M
  • 0
avatar
Слово и Книги (biblia) не стоит понимать буквально, как устно и письменно: Слово здесь «обязательство», а Книга как раз «слово» в смысле «священный текст». Священный не только и не столько потому, что нельзя менять, а потому что сверхценен. Это очень важно отметить — Книга это инструмент создания группы из человеческого аггрегата и управления ей, и этот инструмент работает при помощи сверхценных идей.
Сверхценность абстракции, будь то «бог» или «пролетариат», создаёт виртуальную фигуру сверхсубъекта: выше себя, выше отца, выше царя — и уже через фигуру позволяет предписать реакции и поведение. Сверхценность позволяет отключить критическое мышление, отключить личные цели, отключить эмпатию, подавить самосохранение, и т.д. Это абсолютно необходимые для выживания вещи, как же так получается? Так и получается, у нормальных — ненадолго. Психику удачнее всего представить себе как гироскоп, она сопротивляется любому возмущению. Если её смещение зафиксировать, возникает постоянный момент сопротивления: человек, говорят они, тяготеет к греху. Но! Есть конструкционное ограничение — человек не может ненавидеть себя, у него от этого саморазрушение включается, как апоптоз у клетки. Решение такое: субъект расщепить, проблемную часть вывести за пределы личности, перевести ответственность на неё и назвать Аццким Сотоной. По регламенту периодически сливать невыводимый остаток в катарсисе, то есть Каяццо.
На мой взгляд, такой инструмент можно использовать только как оружие. Он взрывает гомеостаз ландшафтов, взрывную же экспансию приходится энергетически финансировать за счёт деградации вмещающей среды. Но и за счёт деградации самой популяции тоже: физиология наша на долгий надрыв и пламенную борьбу не рассчитана, стресс убивает. Тем временем доля психопатов в вариативном резерве популяции растёт, эти аспиранты на премию Дарвина попадают в модели для полового отбора.
Поэтому не надо быть Гумилёвым, чтобы понять: избыточный пассионарный импульс  приведет либо к вырождению (КНДР), либо к перерождению (СССР, КНР, ДРВ).

А общественный договор в целом не проговаривается, он интернализирован, усвоен. Проговариваются отдельные положения, ситуативно и часто имплицитно. Кодифицировался он тоже скорее имплицитно, но вполне в письменном виде.
Его отличие в том, что он не требует даже проговаривания, он возникает естественно и снизу вверх. Он человеческий и основан на человеческом, а Книги это абордажная команда из платоновского мира идей. Слово рождается само, а Книги должен кто-то написать.
Первые общественные договоры могли возникнуть из фактов ненападения отдельных человеческих стад (это десятка полтора родственников) на границах своих охотничьих участков, потом превратиться в предупреждающую сигнализацию, потом в обмен пищей, совместную охрану территории, совместное производство пищи и далее по списку. Дети до сих пор такие штуки делают, если их под конвоем не водить, как сейчас принято.

Если совсем на лягушках показать, то у известного австрийского художника была Книга, а у немцев было Слово. Книга (не его опус, а вся доктрина) объявляла центральное положение немецкого Слова — жизнь, здоровье, сила для немцев — сверхценностью. Просто подменила «немцев, потому что договорились жить немцами» на «немцев, потому что родились от немцев и приравненных к ним». И немцы попёрли свиньёй, они иначе не могут. Книга была с неисправимым дефектом, ее предписания нарушали другие положения немецкого Слова, и поэтому гитреловцы расхождения скрывали, замазывали баблом и хабаром, и всё равно с самого начала те, кому положено — генералы — расхождения увидели, и решили поступить согласно духу присяги, т.е. позаботиться о жизни и благосостоянии вверенных им людей с оружием в руках. Тянули, чисто по-немецки, вырабатывали «коллегиальное решение», назначали ответственного, стучали на собаку Шляйермахера и предавали подчинённых в последний момент. Со временем расхождение увеличилось и машина пошла вразнос.

Ну и раз уж мы тут по филологии упарываемся, скажу по-простому, как в ложе:
Книга — это глаз, натянутый на жопу. Если глаз «хорошо сидит», народ «цивилизован». Но смотрит всё равно через её самую.
 


avatar
Я это в Церкву унесу, вот видишь, как тебя не хватает.
avatar
Ну что ж.
Продолжем и далее генерить смыслы здесь и передавать их далее, для отработки по электоральным стратам.

Если помнишь, ранее подобное предлагалось неоднократно.

Кстати, утверждение о том, что лица, хоть и идеологически близкие,  но использующие разные методы познания мира не уживаются долго на одной поляне получил подтверждение.
avatar
С твоего позволения:
Пытаешься «филологически» решить «антропологическое». 

Начать предлагаю с «ГЛОССАРИЯ» ))

Ценность
Сверхценность

Может ли к.л. Ценность получить статус «Сверхценность»?
А ну как между Ценностью и Сверхценностью разница только лишь в субьективизме и недальновидности каждого отдельного индивидуума?

Подход к Гумилеву и нетипичности для живоготв целом процесса «экспансия» мне кажется ошибочным.

Гумилев ошибался.

(Тривиально) Экспансия это и есть нормальное состояние популяции в средне-  и долгосрочной. И  физические перспективы ареала — вторичны.

По «ирроцианальному отношению » к текстам на бумаге.
Заменю в контексте «книгу» на «флаг»


Бывает ли, что на жестком носителе  информация некорректна?
Да сколь угодно, ровно как и изустнопередаваемая может не соответствовать изменившимся условиям.


Предложение
Артикулировать не типичную разницу меж гипертрофированно отраженной на флаге целью и реальной потребностью ширнармасс в долгосрочной, а:

1. механизмы поднятия на флаге цели реально отражающей потребности ширнармасс;
2.механизмы выявления, верификации и актуализации потребностей ширнармасс в долгосрочной.

Не «фсе пропало», но «вот так корректно»


Слово, Книга, Флаг — это лишь механизмы реализации Цели.


 
avatar
Сверхценные идеи это понятие из психиатрии, ничего нового. В случае с Гумилёвым — ну да, в чём-то ошибался, я его к слову упомянул. Считаю, что демографическое давление оформляется в пассионарный импульс, а не он порождает первое. Физические перспективы ареала не могут быть вторичны. Интенсивность характеризует способ экспансии, это не имманентная её черта. Деградация ареала невыгодна в долгосрочной. Это болезнь модерна, но выяснилось, что ресурсы дорожают энергетически, а освоение космоса и прочих океанов пока что для машин.
 
Мы используем один и тот же язык для объектов и субъектов. Говоря о мёртвых вещах и их взаимодействии, мы можем позволить себе считать их описание надёжными, твёрдыми словами. Описание производственного процесса требует точности, недвусмысленности и однообразия. Важен сам текст, а контекст, метатекст, интертекст пренебрежим. Когда мы говорим о живых и обладающих волей, всё наоборот. Во всякой фразе содержится сопутствующая, побочная, паразитная информация. Кроме номинального значения слов есть интенциональное, есть модификаторы контекстные, ситуативные, аппаратные, тысячи их. Поэтому инженерный подход к текстам в сфере работы с человеком не годится, там каждое слово переменная.
avatar
Ответ слетел.
/рычит/
ГРРрхм!

Про художника.
Его книга оценивалась современниками как вполне адекватное. И только события 45 определили идеи как маниакальные. Предположу, при другом развитии событий, напрмер, в 41,  отношение к книге сегодня могло быть другим.

Про Гумилева.
Вопрос прояснен, можно закрыть.

Акт попытки зачатия, акт рождения есть предтеча и сам факт жкспансии, соответственно.
Пока ресурса физически достаточно для воспроизводства, живое будет воспроизводится. Безусловно. Ранее многажды.
Деградировал ареал?
Популяция, для которой условия перестали быть нормальными, уйдет. На ее место придет та, для которой те же самые условия будут н.у.
Можно сокращать популяцию через лгбт, чайлд фри и колу, можно развивать науку, технологии и неудобья, осваивая арктику и подводный мир, космическое пространство (повторяясь во многыя разы).

Филологически про биллогическое
Эволюция есть тропа «неудачников».
Сине-зеленая водоросль вполне захватила все возможные ареалы. И лишь слабые мутанты были вынуждены выползать в «неудобья», давая жизнь новым видам..
Ровно также на север были вытеснены неудачники- наши предки.
Которые сегодня строят  атомные ледоколы. Тогда как удачливые экваториальные южане до сих пор палкой-копалкой обходились.

Про совсем филологическое.

Можно тянуть людей за уши вверх, к рацио. К планированию и пронозированию. К Глоссариям, энциклопедиям, диссертациям, учебникам и букварям.
Можно утаскивать обратно, к гримассам и обнюхиваниям.

В СССР — наука.
Новые слова.
Бктискаф.
Спутник.
Космонавт.

Сейчас — новые рекламные образы. Обращающие к инстинктам.
С помощью обращения к инстинктам хорошо машины продавать и косметику.
Хорошо толпу поднимать.
Гримассы,  «от сердца к солнцу», шарфики и прочее невербальное обнюхивание толпа хорошо понимает.

Но Цели описываются буквами.
 Глоссарии. Энциклопедии. Таблицы Брадиса )
avatar
Книга художника адекватна чему? Без чему не бывает. О ней судить не могу, но и не надо. В ней декларативная часть, а само сообщение, о котором у меня речь, было многократно транслировано, в том числе невербально.
Не могу согласиться по поводу ареала. Необратимое разрушение не рационально и в случае удачного освоения неудобий, которое не видно даже в перспективе. Необоснованно дорого выходит. Зачем разрушать умеренную полосу, чтобы воссоздавать её в Арктике или жить там под куполами? О космосе и человеке в нём мало известно и ничего не проверено, мы пока можем только парить в вечно падающем лифте под защитой Земли и Солнца, это не космос и это не годно для жизни. Освоение океана исследовано ещё меньше, технологий нет.
Я не сомневаюсь, что это скоро станет выполнимо, но тогда встанет вопрос — сколько? Как дорого в смысле энергии и времени жизни? Люди не юниты: для того, чтобы они надрывались, работая на будущее, нужны веские и ясные причины. Другие люди не появятся, даже если их в самых гуманистических концлагерях выращивать, появятся инвалиды и калеки.
 
Почему не могло быть так, что сине-зелёная водоросль строила бы ледоколы? С людьми могло случиться так, а могло не вполне так, но это ничего не говорит о будущем, люди уже есть, их эволюцию определяет искусственный отбор, иначе гено-, этно-, и прочий -цид, а скоро и гентехнологии.
 
Ты опять топишь за рацио, но это уже было. Проехали. Модерн не знал человека, не учитывал иррациональное, создавал завиральные теории «из головы», он не мог сработать и не сработал. Это была алхимия, а химия едва начинается сейчас.
 
И ты хочешь выхолостить человека, совсем как в Просвещении. Как ты можешь апеллировать к «инстинктам», предлагая людям неограниченное размножение, и одновременно противопоставлять инстинкты и рацио, фаворизируя последнее? Сама эта линейность устарела, вверх или вниз. Это неразделимо и существует одновременно.
avatar
Продолжим

В малобритании до всяких там карлайлов и дизраэли в общественном бытовало отношение к вновь открываемым как к «дикарям» .

Дикарь — не цивилизованный в общепринятом смысле, но по своему благородный иноземец.

Чуть позже,  благородно-социальное  «дикарь» сменилось на презрительно-национальное «папуас».
 
avatar
Благородный дикарь это Руссо и руссоисты, разве нет? Еще лет восемьдесят назад в книгах (Ивлин Во, например, прекрасен) нормальными были выражения nigger, darkie, и моё любимое near-whites, это уже даже греки. Папуас вроде не мелкобританский прикол, нет? Там же голландцы были, да и звучит само слово скорее по-французски. Лень копать.
avatar
Речь не о первоисточниках, но
об изменении во времени отношения «людей Книги» к «людям Слова (в контексте)» .

Где те «люди  Слова»? Куда и почему они эволюционно  исчезли?
Хотят ли сегодня ширнармассы видеть рядом с собой  потомков «людей Слова»?

«Заоконная логика обстоятельств забарывает „меркелевскую“ логику намерений».


Пытаясь приземлить «филологическое» на грешную. 
avatar
Они были большинством до монотеизации. Вот прямо сейчас они ходят с глазом, натянутым на жопу, глаз смотрит в Книгу, а видит фигу. Кто был несогласен, того убили. Реликтами сохранились всякие чечены, они живут по Слову, архаичному только. Версии Слов, по которым их необходимо истребить за снижение порога смертельного насилия и рабовладения, успели устареть сами.
Филология грешную никогда не покидала, как и философия. Вот к примеру. «Человек никогда не был животным», что значит эта фраза?
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.